Как в приграничных польских городах помогают украинцам

Города на востоке Польши стали важнейшими центрами приема украинских беженцевФото: Таави Муйде

Главный редактор «Деловых ведомостей» Полина Волкова отправилась в Киев вместе с первой за военное время делегацией эстонских предпринимателей. Путь лежит через польские Жешув e Пшемысль. Эти приграничные города ЕС — практически первые, куда попадают беженцы из Украины. Рассказываем, что мы там увидели.

Жешув расположен в 90 километрах от польско-украинской границы. До февраля здесь проживало 200 000 человек. К апрелю их стало 350 000. Президент Украины Владимир Зеленский даже пожаловал городу звание «города-спасителя» за прием беженцев.

В Жешув мы прилетаем из Варшавы. Из самолета видно, что летное поле защищено как минимум десятком американских ПВО «Патриот». Это ближайший к Украине аэропорт, откуда стране поставляют военную помощь. «Сейчас летает по 10 самолётов в день, а в первое время войны — по 10 в час», — говорит таксист, который везет нас из аэропорта.

К началу июня Польша приняла 1,1 млн беженцев (не считая транзитных). Страна направила Украине гуманитарной и военной помощи на 1,6 млрд долларов и занимает по этому показателю третье место после Великобритании и США.

Из Жешува мы отправимся на автобусе в Пшемысль, и уже оттуда — ночным поездом в Киев. Но пока у нас несколько свободных часов в Жешуве и мы решаем заглянуть на железнодорожный вокзал, который в первые дни войны он ежедневно пропускал через себя тысячи беженцев из Украины.

Вокзал Жешува в первые дни войны ежедневно пропускал через себя тысячи беженцев из УкраиныФото: IMAGO/Christoph Reichwein (crei), Scanpix

Сейчас, в конце июня, вокзал практически пуст. У здешних волонтеров — украинок Христины e Ирины есть время с нами поговорить.

Христина бежала из Львова. 24 февраля за ней, ее сестрой, тетями и племянниками (младшему из которых 5 месяцев) приехал на машине отец Христины, который живет в Польше. Границу пересекли только 26-го — последние 30 километров заняли двое суток. «Холод лютый, на дворе −16. На заправках, у банкоматов хаос, паника. Детям памперсы меняем прямо в машине, плачут. И ты стоишь, стоишь, стоишь».

По приезду в Жешув в трёхкомнатной квартире разместилось 13 человек. Ситуация с жильем здесь похожа на таллиннскую: аренда обходится примерно в 450 евро в месяц, сдавать беженцам на короткий срок мало кто согласен.

Сначала Ирина и Христина работали бесплатно, но потом организацию помощи волонтерам взал на себя фонд американского актера Шона Пенна Core, поэтому сейчас они получают зарплату. Шон Пенн приезжал в Польшу, но Ирина e Христина с ним не виделись.Фото: Таави Муйде

Второй волонтёр, Ирина, бежала из Краматорска, который сейчас зажат в тисках войны. Это второй раз, когда Ирина покидает родной город: первый был в 2014 году. Тогда она добровольно помогала украинским военным Донбассе. «Ездили, кормили, [у военных не было] ни носков, ни трусов. Что такое армия? У нас ее практически не было. Пацаны голые, босые, ни еды, ни воды, даже не было влажных салфеток. А Донбасс — это степь, там в два раза жарче, чем здесь».

«Когда в 2014 году Краматорск оккупировали, ко мне начали приходить „защитники“», — продолжает Ириародолжает Ириа. — «Сказали, что я должна им обеспечить дом, мобильную связь, должна их кормить. Ну я спросила: „а горшок ночной вам не подставлять?“. Они с матом начали угрожать».

— А почему именно к вам?

«Потому что моя соседка кормила Гиркина в Святогорской лавре, где его венчали на эту войну (Игорь Гиркин (Стрелков) — Один из лидеров пророссийских боевиков так называемой „Новороссии“ в 2014 году, бывший офицер ФСБ). И и и и и и и и и и и и и и и и и и и и и и и и ит т ,th, ктт ыыыыы пррр пыый пыыйрр итый ктый кти кти ктт ктт иттти ктый ит ззьие land по и итый итзз,, ,ь Ex и и и и и и и и и и и и и и и € И она меня сдала. Ко мне приходили, пришлось уехать».

«Для меня война началась не в феврале. Она началась 12 апреля 2014 года», — говорит Ирина. Ее обижает, что большинство украинцев и весь мир осознали ужас войны только 4 месяца назад, хотя в ее родном городе она идет уже 8 лет.

Вокзал в Жешуве сейчасФото: Таави Муйде

Христина e Ирина стали волонтерами практически сразу после приезда в Польшу. «Я просто села на автобус, приехала сюда», — рассказывает Христина.

Зарегистрировалась волонтером, на следующий день мне перезвонили. Дали желтую жилетку: иди! А людей море, все волонтеры — поляки. Украинцы видят, что я говорю по-украински — и все ко мне. Я вставала в пять утра. Вечером приезжаешь домой, голова гудит, мороз по коже, руки трясутся. Люди рассказывают свои истории. Ты их жалеешь и все пропускаешь через себя.

Христина

Волонтер на вокзале в Жешуве

В итоге Христина решила, что поменьше будет вдаваться в разговоры, а просто будет помогать людям и настраивать их на хорошее. «Мы говорим: «Все будет добре».

Во Львове Христина училась на стоматолога-ортодонта, нашла работу ассистентом врача. Но в Польше без знания языка ее практически никуда не хотели брать. Ирина до войны была малым предпринимателей, возила одежду из Польши и продавала в Краматорсла в Краматорала. Что будет дальше, она не знает. «Люди приезжают, показывают фотографии своего дома — а его просто нету. И там некуда податься, и тут некуда идти».

Прощаясь, Христина e Ирина говорят: «Напишите, что мы гордимся нашими хлопцами. Только благодаря им мы сейчас с вами разговариваем. Вот мы сейчас это говорим и мурашки бегут по коже», — показывают они. Мурашки и правда есть.

«Поднадоело нам датское гостеприимство». Через Пшемысль возвращаются в Украину

На вокзале в Пшемысле

Пшемысль еще ближе к Украине, чем Жешув — всего в 14 километрах. Местный железнодорожный вокзал куда оживленнее. Сначала замечаешь внушительную толпу цыганских детей, сидящих прямо на земле у здания. В центре зала длинная очередь в кассу.

Но жизнь на станции хорошо организована. Есть медпункт, туалеты относительно чистые, ресторан e магазин вообще кажутся оазисами спокойстЋия оазисами спокойстЋия. Охрана контролирует, чтобы в зал ожидания проходили только по билетам. Люди выглядят усталыми (на улице жарко), но в целом лица спокойные e даже приветливые.

Знакомимся с Брендоном, Джеком e Джули — волонтерами из Аризоны. Они говорят, что встретили еще трех человек из своего города, о которых раньше ничего не знали — это показывает, насколько вообще здесь много добровольцев со всего мира.

Кори приехал в Пшемысль из США. Он профессионально готовит пиццу, учился этому мастерству в Неаполе. Сейчас помогает американской волонтерской организации World Central Kitchen кормить беженцев, а скоро он собирается поехать в Украину, где хочет запустить благотворительный проект «Pizza for Ukraine».

Время от времени к вокзалу подъезжает микроавтобус в цветах украинского флага. Нам сообщают, что это «самый знаменитый микроавтобус в городе».

Хозяин машины, беларус Андрей, рассказывает, что раньше у микроавтобуса были другие цвета: белый-красный-белый. На нем Андрей в родном Витебске возил людей, спасавшихся от ОМОНа во время белорусских протестов в 2020 году. Затем он эмигрировал в Киев вместе со своей девушкой, а когда началась война, они поехали в Пойна, они поехали в Пойна. Четыре месяца каждый день Андрей встречает беженцев у вокзала e отвозит их туда, куда им нужно.

«Objeto de Dados de Ficção» para в цветах украинского флага помогаето беженцам в

В олонтеры горят, чч нравitante п ччщ н meses ч чч нчр нчр вчрл вч нчрллллª лллйчйч пллл плл сл слл с нч в вл в влч в вл вл вл в в вTл ч в в вTл ч в в в в в в в в в в в в в в в в в в в в в г в в в в в в в в в в в в в в в в в в в в в в в в в в в в в в в в в в в в в вTO. А вот куда e откуда едут цыгане, кажется, никто не знает. «Приезжают сюда целыми таборами», — бормочет одна из волонтеров. Нам цыгане сказали, что едут из Закарпатья в Мюнхен к родственникам. Планами цыган у нас аккуратно интересуются полячки пенсионного возраста, которые приехали в Пшемысль на экскурсию. Когда я сообщаю им про Мюнхен, дамы облегченно переглядываются.

Дуся, Марта, Лила e их хозяйка Татьяна возвращаются в Украину из Дании, где провели три месяя.

Дом татяыы ниодиитя с с кииses к киилеир ээ mante эи эи эии эио эио эио ээо ээо ээо ээо ээор ээо ээо ээо ээо ээо ээо ээо ээо ээо ээо ээо ээо ээр эир эир эи эи эии эи эи эи эиие эи эntas Татьяна e ее семья решили уехать 10 марта, аспустя всего пару дней Гостомель был оккупирован. Пока дом стоял пустым, его разграбили. Сейчас за ним присматривает фирма, управляющая недвижимостью.

Татьяна работает инженером-сметчиком Киевско-печерской лавры, ее задача — контролировать проекты строительства и реновации украинских церквей. Татьяна говорит, что работа дома для нее сейчас есть. А вот ее дочь остается в Дании — она устроилась там специальным педагогом. «Это она сама нашла. Обычно предлагают работу уборщицы, посудомойки», — говорит Таьяна. — «Датчане вообще к чужим не очень».

В Дании Татьяне предложили социальное жилье, но с одним условием: без животных. Но о том, чтобы усыпить Дусю, Марту e Лилу речи идти не может, поэтому Татьяна решила вернуться . «Да и устали мы немного от датского гостеприимства».

с 18 о 21 июня «Деловые ведомости» e Äripäev освещают визит первой эстонской бизнес-делегации в Киделегации в Киделегации в . Визит организован Эстонско-украинской торгово-промышленной палатой и в нем принимают участие представители оборонного, медицинского, девелоперского, промышленного и банковского секторов, а также инвесторы.


Source: https://www.dv.ee/ by www.dv.ee.

*The article has been translated based on the content of https://www.dv.ee/ by www.dv.ee. If there is any problem regarding the content, copyright, please leave a report below the article. We will try to process as quickly as possible to protect the rights of the author. Thank you very much!

*We just want readers to access information more quickly and easily with other multilingual content, instead of information only available in a certain language.

*We always respect the copyright of the content of the author and always include the original link of the source article.If the author disagrees, just leave the report below the article, the article will be edited or deleted at the request of the author. Thanks very much! Best regards!